Овощеводство, выращивание овощей
Уроки Вавилова

Агротехника описания сортов овощей и плодовых культур

Уроки Вавилова

Воронцов
Николай
Николаевич

родился в 1934 г. в г. Москве.
Окончил биофак МГУ. Работал в ленинградском, сибирском, дальневосточном отделениях АН, возглавлял Институт биологии развития АН в Москве, Госкомприроды.
Депутат I Госдумы РФ. Вице-президент РАЕН, лауреат Государственной премии СССР, Международной экологической премии. Автор 450 научных работ. Доктор биологических наук, профессор.

Так всегда было в отечественной науке: деятельность ее крупнейших творцов менее всего замыкалась в узких академических рамках. Ломоносов создает отечественное горное дело, русский фарфор, точное приборостроение. Шестидесятилетний Бэр на перекладных отправляется в трудную пятилетнюю экспедицию по изучению рыбных промыслов Каспия. Лобачевский десятилетия отдает ректорству в Казанском университете. Менделеев изучает топливную промышленность, разрабатывает системы удобрения почв, тратит годы на руководство Палатой мер и весов. Мечников закладывает основы противоэпидемической службы в нашей стране, а затем становится одним из руководителей Пастеровского института в Париже. Павлов строит Колтуши. Вернадский — член ЦК партии кадетов - становится заместителем министра просвещения Временного правительства (министром был академик С.Ф.Ольденбург), по его инициативе делаются первые у нас шаги в области освоения атомной энергии...
Что же, все они разбрасывались, разменивались на мелочи, не умели отличить существенное от несущественного? Нет, конечно. Просто для настоящего ученого большого масштаба деятельность, направленная на подъем общественного самосознания, на повышение уровня культуры общества и его научной оснащенности, не менее важна, чем работа в тиши лаборатории.
Так обстояло дело и для Николая Ивановича Вавилова.

НАЧАЛО
Как любил говорить Н.В.Тимофеев-Ресовский, на пустом месте ничего хорошего и нового возникнуть не может. Нужны традиции.
Выдающейся была уже сама семья Вавиловых, давшая двух академиков — биолога Н.И.Вавилова и физика Сергея Ивановича Вавилова, президента Академии наук СССР в 1945—1951 годах. Николай Вавилов сначала пошел по стопам отца — крупного промышленника — и поступил в Коммерческое училище. Там среди его учителей был А.Н.Реформатский, известнейший химик. В то время когда Реформатский преподавал в Коммерческом училище, он был уже профессором химии Московских высших женских курсов, а затем и Народного университета им. А.Л.Шанявского.

Наверное, нам пора внимательно изучить опыт русской дореволюционной школы — гимназий, реальных и коммерческих училищ. Сейчас выпускник столичного университета смотрит на должность школьного учителя с ужасом. Иными были взгляды университетских выпускников в конце прошлого и начале нынешнего века. Я могу назвать имена десятков выдающихся наших ученых, чья деятельность в течение многих лет проходила в гимназиях и училищах, часть из них одновременно читала лекции в университетах и институтах, часть, накопив педагогический опыт, уходила из средней школы в высшую, но никто не считал такую деятельность зазорной. Или, быть может, уровень инспекторов народных училищ был выше уровня инспекторов роно?

В 1906—1910 годах Вавилов — студент Петровской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии, известной своими демократическими традициями. Официально она тогда называлась Московским сельскохозяйственным институтом — старое название вернулось лишь в 1917 году. В Петровке тех лет были представлены лучшие агрономические силы России, живы были традиции близости студенчества и профессуры. Студенты сами определяли, на каком курсе они отработают практикумы, прослушают лекции, сдадут экзамены.

Профессор Н.М.Кулагин — впоследствии член-корреспондент Академии наук, академик ВАСХНИЛ и АН БССР — решил изучить вредителей сельского хозяйства Московской губернии. Предложенная Вавилову тема — голые слизни — была разработана так, что эту работу засчитали за дипломную. Более того, Московская губернская земская управа (назидательный пример нашим областным и городским властям!) смогла за полгода издать отдельной книжкой с вклейками рисунков и карт труд безвестного студента! Московский Политехнический музей присудил за эту книгу премию имени основателя музея А.П.Богданова. Не помню я что-то случая, чтобы мы в последние десятилетия присуждали “взрослую” премию 23-летнему ученому, даже премиями ЦК ВЛКСМ обычно награждались молодые ученые в возрасте за 30...

1909 год. В России, как и во всем мире, торжественно отмечается 100-летие со дня рождения Чарльза Дарвина и 50-летие его “Происхождения видов”. В сборнике “Памяти Дарвина” принимают участие патриархи — Н.А.Умов, К.А.Тимирязев, И.И.Мечников, М.А.Мензбир, И.П.Павлов. В феврале 1909 года в Петровке на юбилейном Дарвиновском заседании кружка было заслушано три доклада: Н.М.Кулагин — “Зоология после Дарвина”, Д.Л.Рудзинский — “Дарвинизм и искусственный отбор”, Н.И.Вавилов — “Дарвинизм и экспериментальная морфология”. Два профессора и студент... Я ловлю себя на мысли о том, почему же мы в нашей сегодняшней жизни не приглашаем на торжественные юбилейные доклады студентов старших курсов вместе с заведующими кафедрами? Конечно, такие студенты, как Вавилов, и тогда встречались редко, но не теряем ли мы сейчас из-за ранжированности, иерархичности науки потенциальных Вавиловых?

С 28 декабря 1909 года по 6 января 1910 года Вавилов участвует в работе XII съезда русских естествоиспытателей и врачей. Это были замечательные по широте интересов съезды широких слоев отечественной интеллигенции, запрещенные после Октябрьской революции. Что же влечет пытливого студента? Пленарные доклады (среди них — знаменитая лекция И.П.Павлова “Естествознание и мозг“)? Не только. Он участвует в работе секций географии, этнографии, энтомологии, агрономии, химии, ботаники. Вот когда формировалась энциклопедичность интересов, которая поражала всех, кто знал Николая Ивановича. Таким было начало.
В 1911 году Д.Н.Прянишников оставляет Н.И.Вавилова при своей кафедре частного земледелия “для подготовки к профессорскому званию”. Вавилов был прикомандирован к селекционной станции Петровской академии, где он проработал до осени 1917 года. Его интересует проблема иммунитета у растений. Какова роль наследственности в явлениях иммунитета? Ответ на этот вопрос могла дать молодая, только что возникшая наука — генетика. В 1912 году Вавилов публикует статью “Генетика и ее отношение к агрономии”.

В те годы генетика развивалась столь быстрыми темпами, что они нередко вызывали скептицизм у многих ученых старшего поколения, в том числе у таких известных отечественных дарвинистов, как М.А.Мензбир и К.А.Тимирязев. С 1913 года в Петербургском университете доцент Ю.А.Филипченко начинает чтение первого в России курса генетики. В 1914 году в Книгоиздательстве студентов Московского сельскохозяйственного института (было такое студенческое издательство, печатавшее книги профессоров!) выходит капитальнейший труд профессора Е.А.Богданова “Менделизм”. Этот труд сына А.П.Богданова, премией имени которого был награжден студент Вавилов, создал предпосылки для будущего развития генетики в нашей стране.
Фундамент для развития генетики в России, как мы видим, был. Была, если можно так выразиться, горючая масса, к ней нужно было поднести пламя. Факелы были зажжены в 1917 году Н.К.Кольцовым в Москве, Н.И.Вавиловым в Саратове.
Среди моих учителей по Московскому университету, где я учился в 1950—1955 годах, среди тех, кто был изгнан с работы в 1948 году и у кого я учился неофициально в Москве и в Ленинграде, было немало сверстников Н.И.Вавилова. Застал я людей и более старшего поколения. Все те, кто были оставлены “для подготовки к профессорскому званию” при соответствующих кафедрах, обязательно проходили длительную, не менее года, стажировку в зарубежных лабораториях, музеях, биологических станциях. Этой традиции русская наука обязана очень многим.
Экспедиции в дальние страны, организованные аспирантами на очень скромные средства, приносили бесценные коллекции в отечественные музеи. В 1912—1914 годах молодые петербуржцы И.Д.Стрельников и Н.А.Танасийчук организуют путешествие за материалом на Амазонку, их сокурсники В.А.Догель и И.И.Соколов едут в Экваториальную Африку. Через все крупнейшие лаборатории Европы, морские биологические станции в Виллафранше и Неаполе прошел Н.К.Кольцов. На велосипеде колесил по Германии выпускник Московского университета И.И.Пузанов, он же затем совершил путешествие на торговых судах из Одессы в Индию, Цейлон, Китай, Японию, во Владивосток. Что давали эти поездки молодым биологам? Во-первых, свободное знание языков, во-вторых, знакомство с крупнейшими учеными своего времени и со своими молодыми коллегами. Юношеские впечатления остаются на всю жизнь. У людей того поколения осталась на всю жизнь свобода обращения с материалом, уверенность в том, что нужный объект может быть получен из любой точки мира, свободное владение мировой литературой, свобода общения с зарубежными коллегами, которую не могла разрушить никакая изоляция отечественной науки и культуры в сталинское и послесталинское время.
Не следует думать, что длительных заграничных командировок молодые ученые удостаивались за красивые глаза. Нужно было пройти жесткий отбор, но это был отбор по способностям, а не по анкетному принципу. Чтобы выехать в двухлетнюю поездку за рубеж, Н.К.Кольцову надо было сдать шесть магистерских экзаменов (каждый из которых был существенно строже сегодняшнего кандидатского минимума), к экзаменам готовились по многим десяткам монографий на иностранных языках. Н.И.Вавилов получил право на зарубежную стажировку после двухлетней напряженной работы на селекционной станции. Авторитет молодого ученого был столь велик, что Д.Н.Прянишников поручил своему ученику выступить с актовой лекцией — честь, которой удостаиваются лишь заслуженные и известнейшие ученые — перед студентками Высших голицынских сельскохозяйственных курсов.
В Лондоне в Линнеевском обществе Вавилов изучает гербарий самого Карла Линнея, в Мертоне, близ Лондона, работает в Институте Уильяма Бэтсона. Бэтсон — один из основателей генетики. Само слово “генетика” предложено Бэтсоном. Ему за пятьдесят. Никто из родоначальников этой науки не мог быть генетиком по образованию. Генетике не учили. Ее создавали зоологи, ботаники, растениеводы, животноводы. Бэтсон начинал как зоолог. Среди его маршрутов 80-х годов прошлого века не только Австралия и Северная Америка, но и Россия. С помощью П.П.Семенова-Тян-Шанского он путешествовал по Средней Азии, исследуя фауну пустынь. Полтора года, проведенных в юности в России, и теперь, спустя тридцать лет, — встреча с русским биологом, будущим путешественником. Вавилов всегда называл своими учителями Прянишникова и Бэтсона. Быть может, от Бэтсона он не только унаследовал традиции в области генетики и теории эволюции, но и получил подтверждение своей мысли о том, что эволюцию можно изучать лишь в масштабе всего земного шара? Энциклопедичность Бэтсона созвучна стремлению Вавилова к универсализму.
В конце 1914 года Вавилов снова среди своих коллег по селекционной станции. Война, нет рабочих, все делается руками научных сотрудников. Николай как старший сын в семье не подлежит мобилизации. Сергей в армии. В стране начинаются трудности с продовольствием. Николай Иванович понимает, что подъем сельского хозяйства огромной страны с не имеющим аналогов разнообразием природных зон — от тундр до субтропиков — немыслим без использования генетических ресурсов культурных растений всего мира. Сдав в 1915 году магистерские экзамены, Вавилов в следующем, 1916 году отправляется в первую большую экспедицию в Иран и на Памир. Поводом для экспедиции были случаи массового отравления солдат русской армии на турецком фронте. Вавилов выяснил, что причинами отравления были исключительно высокая засоренность пшениц сорняком — опьяняющим плевелом — и пораженность злаков ядовитым грибком фузариумом. Выполнив порученную ему миссию, Вавилов вдвоем с переводчиком-армянином на трех лошадях совершил путешествие во внутренний Иран, собрал коллекции пшениц, ржи, ячменей. К середине экспедиции, писал он, его “знания в иранском значительно выросли... и были уже достаточны для того, чтобы обходиться без переводчика”. Сэкономив на этом небольшие средства, вторую часть маршрута - в Восточный Иран, в Хорасан - Вавилов совершает в одиночку. В итоге были обнаружены “десятки новых разновидностей мягкой пшеницы”, установлены связи культурной ржи с ее сорнополевыми формами, была показана ценность мягких пшениц Ирана как материала для селекции. Так складывались основы тех работ, которые поставили имя Вавилова в число гигантов мирового естествознания.

ВСЕМИРНОЕ ДЕЛО НАУКИ
Весной 1917 года Н.К.Кольцов смог реализовать свою идею организации первого экспериментально-биологического института в нашей стране. Предыстория этого института восходит к 1911 году.

В 1911 году царский министр народного просвещения Кассо лишил университеты автономии. “В истории русской умственной культуры 1911 год останется памятным, — писал В.И.Вернадский. — Столкновение между требованиями достойного человеческого существования и навыками русской бюрократии приняло в этом году в области культурных организаций страны трагический характер. Русская умственная культура в XIX и в начале XX века может считаться созданием общественной самодеятельности. Государственная организация большей частью являлась враждебным ей элементом... Наиболее резко эти антикультурные тенденции сказались в ведомстве ...Министерства народного просвещения. Здесь немногие светлые годы, когда оно исполняло свою государственную обязанность, скрываются в тех временах, когда весь его строй принимал узкопартийный характер, доходил даже до полного извращения — до разрушения национальной культурной работы. Но и для этого ведомства то, что случилось в 1911 году, является исключением. Едва ли когда узкополицейская разрушительная работа государственной организации была проводима так активно, с такой последовательностью и с такой свободой от государственных обязанностей, как в этом году...” Отмена автономии университета означала возможность введения полиции и жандармов в университетские аудитории, готовились запросы о политических взглядах преподавателей, “хозяином университета в это время, — по словам В.И.Вернадского, — являлась полиция”. В этих условиях ректор А.А.Мануйлов, проректоры М.А.Мензбир и П.А.Минаков решили подать в отставку с административных постов с тем, чтобы сохранить за собой лишь профессорскую работу. Кассо уволил руководителей университета не только из ректората, но и с профессорских должностей. Это решение вызвало бурю протестов. 130 профессоров и преподавателей университета в знак солидарности демонстративно подали в отставку. Назову лишь некоторые имена: Тимирязев, Вернадский, Зелинский, Чаплыгин, Лебедев, Умов, Лазарев, Лейбензон, Кольцов, Ферсман, Наметкин, Млодзеевский. “Старый Московский университет перестал существовать... Все это, конечно, страшно тяжело” (В.И.Вернадский). Профессура и преподаватели перебрались в негосударственные учебные заведения. Однако положение экспериментаторов, лишившихся лабораторий, было крайне тяжелым. Экспериментаторы Москвы стали искать путей организации независимых от правительства научных институтов. Идею организации Физического института выдвинул великий русский физик П.Н.Лебедев, прославившийся открытием светового давления, его соратником был физик и биофизик П.П.Лазарев, Н.К.Кольцов стал искать пути организации Института экспериментальной биологии. Нашлись меценаты, — Х.И.Леденцов, А.Н.Ляпунов и другие, — готовые помочь. Возникло Общество московских научных институтов. Однако потрясение, связанное с разгромом университета, оказалось для Лебедева слишком большим. В 1912 году он умер от разрыва сердца в возрасте 46 лет. Смерть Лебедева произвела огромное впечатление на русское научное сообщество, в том числе и на братьев Вавиловых. Смерть Лебедева, а затем мировая война отсрочили реализацию идеи создания внеправительственных научных институтов в Москве. Эта идея была осуществлена в 1917 году после Февральской революции, когда П.П.Лазарев смог организовать Институт физики и биофизики (ныне Физический институт им. П.Н.Лебедева РАН), а Н.К.Кольцов — Институт экспериментальной биологии (ныне Институт биологии развития им. Н.К.Кольцова РАН). Кольцовский институт и кольцовская кафедра экспериментальной зоологии в МГУ, куда он вернулся весной 1917 года, стали центром формирования генетики в Москве.

В 1920 году он переезжает в Петроград и возглавляет Бюро по прикладной ботанике. Размах деятельности Вавилова поразителен. Он приглашает специалистов со всей страны и из-за рубежа, организует экспедиции и сам долгие месяцы проводит в них. В обстановке существовавшего до 1929 года прагматично-бережного отношения к естественнонаучной интеллигенции (“буржуазным спецам”) и революционного размаха Вавилов, Кольцов, Четвериков, Филипченко в небывало короткий срок выводят отечественную генетику на мировой уровень. В 1924 году на основе небольшого бюро Вавилов создает Институт прикладной ботаники с сетью опытных станций и филиалом в Америке (!) для закупки семенного материала. В 1925 году микробиолог академик Г.А.Надсон (в 1937 г. арестован и погиб) и его молодой сотрудник Г.С.Филиппов (умер в 1933 г.) открыли влияние радиации на мутации. Однако генетики микроорганизмов в ту пору еще не существовало. В 1927 году американец Г.Мёллер сделал то же открытие на генетически изученном объекте — плодовой мушке-дрозофиле, что впоследствии было отмечено Нобелевской премией. Судьбу Нобелевской премии Надсона решил НКВД.

В конце 20-х годов многие советские генетики — Г.Д.Карпеченко, М.С.Навашин, Ф.Г.Добржанский, А.Р.Жебрак — едут учиться за рубеж. Но кто сказал, что только мы должны учиться на Западе? Наука всемирна, процесс обучения должен быть взаимен. И Тимофеев-Ресовский становится организатором большого генетического коллектива в Германии, а его шеф Оскар Фогт является одновременно директором двух институтов — в Берлине и в Москве. Да, в 20-е годы был “отток мозгов” из нашей страны на Запад. После ареста С.С.Четверикова в 1929 году не вернулся в Союз из США ученик Ю.А.Филипченко Ф.Г.Добржанский — он стал крупнейшим американским генетиком, много сделавшим для пропаганды достижений отечественной биологии за рубежом. Что можно было бы противопоставить такому оттоку? Ужесточение выезда, увеличение числа листов анкет, как это было сделано в сталинский период?

Н.И.Вавилов не теоретически, а на практике противопоставляет “оттоку мозгов” единственно разумный выход — приток. Он приглашает в СССР Г.Мёллера, находящегося в зените своей славы. По предложению Вавилова Мёллер избирается членом-корреспондентом АН СССР, становится заведующим лабораторией в возглавляемом Вавиловым Институте генетики Академии наук. И Мёллер был не один. Стоило другому молодому американцу, Дж.Брижесу, прославиться исследованиями по структуре хромосом, как он был приглашен Вавиловым в Союз для длительной работы. Работал в СССР и еще один американец — Ж.Офферман. Н.И.Вавилов был инициатором замены в СССР коротковолокнистых сортов хлопчатника на средне- и длинноволокнистые. В качестве консультанта Вавилов привлек крупнейшего специалиста по генетике хлопчатника Дж.Харланда. Из Болгарии в СССР приезжает для постоянной работы прекрасный генетик Дончо Костов (впоследствии президент Болгарской академии).

Взлёт советской генетики
20-х - первой половине 30-х годов поразителен. До 1929 года еще сохранялись интернациональные традиции отношений в науке, среди интеллигенции, а потенциал, накопленный нашей наукой, был столь велик, что поступательное движение ее продолжалось по инерции и в течение всех 30-х годов. Пожалуй, самое главное, что смогли сделать основоположники генетических школ — Вавилов, Кольцов, Четвериков и Филипченко, — это воспитать достойных учеников. Тем из них, кто уцелел в борьбе за истину, кто сохранил свою честь и достоинство гражданина и ученого, пришлось выполнять тяжелую работу по восстановлению отечественной генетики и всей биологии во второй половине 50-х и в 60-х годах.

Вавилов обладал удивительным чутьем на людей. Именно он, по сути дела, “открыл” того И.В.Мичурина, который известен нам. Мичурин до революции был почти безвестен. К.А.Тимирязев много рассказывал об американском садоводе Лютере Бербанке, но имени Мичурина он не знал. Интересно, что при жизни Мичурина Лысенко и его идеолог Презент не рисковали называть свои — не побоимся этого слова — бредни “мичуринской биологией”. Этот термин возник после смерти Мичурина. Многие поколения советских людей не знали правды об отношениях Вавилова и Мичурина. Я помню, какой эффект в середине 50-х годов после реабилитации имени Н.И.Вавилова произвела публикация в “Ботаническом журнале” совместной фотографии Вавилова и Мичурина с дружеской надписью Мичурина Вавилову.

В 1926 году Вавилов в числе первых пяти ученых страны становится лауреатом премии В.И.Ленина. С 1926 года по 1935-й он член ЦИК, ВЦИК, депутат Ленсовета. В 1929 году он назначается президентом ВАСХНИЛ, эта академия организуется по идеям и плану Вавилова. После кончины Ю.А.Филипченко он возглавляет Бюро по генетике Академии наук СССР, превращает это бюро сначала в лабораторию генетики, а в 1934 году — в Институт генетики АН СССР. В 1927 году на Международном генетическом конгрессе в Берлине советская делегация была крупнейшей из зарубежных. Уже в 1932 году ситуация резко изменилась, на конгресс в США смог поехать один Вавилов. Авторитет Вавилова, Кольцова, молодых советских ученых был так велик, что было решено провести следующий конгресс в 1937 году в Москве. Президентом его был избран Вавилов. Но в Москве конгресс не состоялся, его перенесли в Эдинбург, а президента на конгресс не пустили. Вместо Вавилова конгресс открывал английский генетик Дж.Кроу. В своей вступительной речи Кроу сказал: “Вы надеваете мантию президента конгресса на мои не желающие этого плечи. И если я в этой мантии подчас буду выглядеть неловко, вы должны помнить — она сшита для другой, более крупной фигуры”.
В Москве конгресс состоялся лишь через 40 лет, в 1978 году. Он проходил в Кремлевском Дворце съездов под портретом Н.И.Вавилова...

“НА КОСТЕР ПОЙДЕМ...”
Первые удары по генетикам были нанесены в 1929—1930 годах. Начался процесс “пролетаризации” вузов. В 1929 году в “Студенческой газете” началась травля Ю.А.Филипченко. В том же году был арестован и сослан С.С.Четвериков, все его ученики были вынуждены уехать из Москвы, часть их была арестована и сослана. В 1930 году от менингита умер Ю.А.Филипченко. В том же году в МГУ кафедру Н.К.Кольцова разделили между его старшими учениками, а учитель оказался отстраненным от университета. К этим первым репрессиям против генетиков Т.Д.Лысенко не был причастен.

Следует подчеркнуть, что из рабфаков пришло немало молодежи, желавшей учиться всерьез, познавшей на собственном опыте, сколь тяжко дается хлеб науки. Из батрацких низов в генетику пришли: один из ближайших и верных сподвижников Н.И.Вавилова профессор Ф.Х.Бахтеев, будущий президент Белорусской Академии А.Р.Жебрак и многие другие. Однако на волне пролетаризации вузов в науку попадали также швондеры и шариковы — такие авантюристы и демагоги, как ближайший соратник и идеолог Лысенко И.И.Презент. Они не только получали трибуны, травили старую профессуру, но и активно проповедовали теорию обострения классовой борьбы в науке. В этой обстановке преимущество получали не истинные народные самородки, а те, кто с самолюбованием культивировали в себе и окружающих глубокое презрение к интеллигенции.

Именно таким был Т.Д.Лысенко. Начав свою деятельность с пропаганды предпосевного замачивания семян — яровизации, давно известного метода, создав вокруг этого метода шумиху (издавался журнал “Яровизация”!), Лысенко стал делать в начале 30-х годов головокружительную карьеру. Его энтузиазм и темперамент привлекли на первых порах многих. В члены-корреспонденты АН СССР и в академики АН УССР Лысенко был рекомендован Вавиловым. Доверчивый и прекраснодушный Николай Иванович надеялся образовать Лысенко, направить его энергию на пользу науке, стране. Но Вавилов был нужен Лысенко лишь на старте карьеры. В 1933—1934 годах произошло объединение “народного академика” Лысенко с философом Презентом, и началось фронтальное наступление на генетику, на основы опытного дела, на всю биологию и агрономию.

Существовали и социальные предпосылки для возникновения лысенковщины. Голод на Украине и в Заволжье, повсеместное введение карточной системы в начале 30-х годов — от всего этого могло спасти лишь чудо. Однако наука чудес не признает. Не обещали чудес ни лидер отечественной сельскохозяйственной науки Н.И.Вавилов, ни классики селекции П.И.Лисицын, П.Н.Константинов, А.П.Шехурдин, чьими сортами были засеяны миллионы гектаров. Новый сорт создавался в ту пору за 15—20 лет интенсивной селекции (ныне с использованием методов химического и радиационного мутагенеза, с применением фитотронов этот срок может быть сокращен до 7—10 лет). Ученые не обещали чуда, они говорили о 10—30-процентной прибавке урожая после многолетней селекции. В этих условиях вполне понятна поддержка, которую получил “народный академик” Т.Д.Лысенко, который был готов взяться за все, не скупился на обещания и торжественно обещал товарищу Сталину выводить новый сорт за 2,5—3 года. Перед концом очередного ударного срока Лысенко, так и не создавший за всю жизнь ни одного сорта, выдвигал новое столь же радикальное предложение, которое опять-таки в кратчайший срок должно было в критических условиях привести к изобилию продуктов сельского хозяйства. Яровизация, посевы по стерне, борьба с вредной черепашкой путем выпаса кур, гнездовые посадки дуба в лесополосах, торфопере- гнойные горшочки, межсортовое скрещивание, летние посадки картофеля, обещание создать жирномолочных коров... — все эти новации не были бы пропущены в практику при той системе испытания новых сортов и проверки агротехнических приемов, которая была введена Н.И.Вавиловым и его соратниками в первые 15 лет советской власти и не давала возможности переносить непроверенные рекомендации на поля. Лысенко выступил против всей системы опытного дела. Взамен сети опытных станций стали рекламироваться “хаты-лаборатории”, вместо обученных агрономов было предложено воспользоваться движением “колхозников-опытников”. Основным препятствием на пути Лысенко стал Н.И.Вавилов.

В 1935 году Н.И.Вавилов — организатор ВАСХНИЛ — из президентов был перемещен в вице-президенты. С 1934 года его перестали выпускать за рубеж. Многолетний член ЦИК, он с 1936 года выпал из состава выборных органов страны. На совещании колхозников-опытников Сталин прервал речь Лысенко репликой: “Смело экспериментируйте, товарищ Лысенко, мы вас поддержим!” Лысенко стал вести эксперименты над всем сельским хозяйством страны, над всей наукой.

В руках Вавилова остаются Всесоюзный Институт растениеводства, Институт генетики АН СССР. В стенах ВИР Лысенко всячески поощряет деятельность сотрудников института Г.Н.Шлыкова, А.К.Коля, выступающих как с публичными, так и с тайными доносами. В ВИР организуется пятая колонна. В 1931 году на Вавилова в ОГПУ заводится “дело”, которое к моменту ареста выросло до 7 томов. Всячески поощряются публикации в “Яровизации” и в других изданиях статей с политическими обвинениями против Н.И.Вавилова и его сторонников: М.М.Завадовского, Н.К.Кольцова.

Совершенно ясно, что Вавилов осознавал свою дальнейшую судьбу. Он мог уйти с поля боя и, вероятно, сохранить себе жизнь. Он был президентом Географического общества СССР, мог уйти в географию, в другие науки, отсидеться, переждать. Но Вавилов не пошел по этому пути. “На костер пойдем, гореть будем, но от убеждений своих не откажемся!” — слова Джордано Бруно ХХ века. Положение в ВАСХНИЛ делается нестерпимым, когда президентом становится Т.Д.Лысенко, а Н.И.Вавилов остается при нем вице-президентом.

Н.И.Вавилов еще надеется на то, что ситуация в АН СССР несколько лучше. Институт генетики очень силен, Лысенко еще не академик “большой” академии. Но и там Лысенко пытается создать пятую колонну. Струсил грамотный генетик Н.И.Нуждин, перебежал на сторону лысенковцев. Н.И.Нуждин, молодой, способный, беспринципный карьерист физиолог Х.С.Коштоянц, животновод В.А.Милованов публикуют в “Правде” гнусную статью “Лжеученым нет места в Академии наук”, направленную против Кольцова, Завадовского, Берга. Эту статью подписывают и седовласые академики — бывший народоволец А.Н.Бах и коммунист Б.А.Келлер. В 1939 году в Академию вместо Кольцова, Завадовского, Берга приказным путем избирается Лысенко.

Создается комиссия во главе с безнравственным академиком Н.Н.Бурденко, и Кольцова снимают с должности директора Института экспериментальной биологии1. И Н.И.Вавилов ходатайствует к президенту АН СССР академику В.Л.Комарову о сохранении возможностей для работы молодым генетикам этого института — в их числе Н.П.Дубинин, Д.Д.Ромашов, И.А.Рапопорт, чьи открытия прославили отечественную науку.

Н.И.Вавилов был арестован 6 августа 1940 года во время экспедиции в Западную Украину. 9 июля 1941 года он был приговорён ...

исторические чтения 07.97г.
Николай ВОРОНЦОВ

 




просмотров: 726
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Katuk ROOTED cuttings! Sweetleaf (Sauropus androgynus) edible-leafed shrub

$9.99
End Date: Friday Sep-15-2017 9:15:40 PDT
Buy It Now for only: $9.99
|
10 Fresh Beauregard Sweet Potato Slips/Cuttings

$19.99
End Date: Monday Sep-4-2017 12:45:08 PDT
Buy It Now for only: $19.99
|
Carolina Reaper Red Hot Pepper Plants - 3pack LIVE PLANTS...Ships Monday 8-14-17

$19.99
End Date: Sunday Sep-3-2017 16:32:45 PDT
Buy It Now for only: $19.99
|
Katuk ROOTED cuttings! Sweetleaf (Sauropus androgynus) edible-leafed shrub

$13.90
End Date: Friday Sep-8-2017 8:04:08 PDT
Buy It Now for only: $13.90
|
Уроки украинского, 978-5-17-088513-8

$4.71
End Date: Aug-30 04:13
Buy It Now for only: US $4.71
Buy it now |
Уроки милосердия, 978-5-9910-2829-5

$6.37
End Date: Aug-30 04:12
Buy It Now for only: US $6.37
Buy it now |
Уроки судьбы в вопросах и ответах, 978-5-17-085306-9

$3.68
End Date: Aug-30 04:14
Buy It Now for only: US $3.68
Buy it now |
Уроки черчения для курсантов военной академии Сен-Сир. L'Album militaire

$20.26
End Date: Aug-26 05:32
Buy It Now for only: US $20.26
Buy it now |
Search Results from «Озон» Посадочный материал
 
Семена Сибирский сад "Редис. Летняя фантазия", 4 г
Семена Сибирский сад "Редис. Летняя фантазия", 4 г
Смесь сортов устойчивых к цветушности, пригодных для выращивания как в ранневесенние, так и в летние сроки. В смеси собраны среднеранние сорта редисов с округлыми разноцветными корнеплодами массой 20-25 г. Яркая цветовая гамма, приятный слабоострый...

Цена:
28 руб

Тыква декоративная Малыши, 1 г
Тыква декоративная Малыши, 1 г
Однолетний быстрорастущий сорт с декоративными плодами. Стебли-лианы оплетают опору на высоту до 3-х метров. Изумрудные листья и желтые цветки создадут великолепную декорацию даже для самых неприглядных уголков Вашего сада, а плоды - белые ребристые мини-тыквы - станут прекрасным решением для украшения домашнего интерьера. Растение тепло- и светолюбивое, предпочитает плодородные увлажненные почвы, быстро растет и образует густую листву. Прекрасно подходит для вертикального озеленения. Плоды являются отличным материалом для создания флористических композиций....

Цена:
19 руб

Семена Сибирский сад "Свекла. Багровый шар", 2 г
Семена Сибирский сад "Свекла. Багровый шар", 2 г
Среднеспелый урожайный сорт с шаровидными выровненными корнеплодами массой 150-190 г. Красивые плоды с аккуратной розеткой листьев имеют темно- бордовый цвет мякоти без колец, вкусные и сочные, быстро варятся, прекрасно хранятся. Урожайность и...

Цена:
18 руб

Бобы овощные Белая гвардия, 10 г
Бобы овощные Белая гвардия, 10 г
Среднеранний, урожайный сорт. От всходов до первой уборки бобов 70-85 дней. Растения высотой 85-105 см. В технической спелости бобы сахарные, без пергаментного слоя. Длина 10-13 см, ширина 2-2,5 см. Зеленые бобы и семена в молочной спелости используются в кулинарии, для консервирования и замораживания. Урожайность бобов 0,6- 0,8 кг/м 2 , семян 0,2-0,3 кг. Сорт хорошо переносит неблагоприятные погодные условия. Посев. Перед посевом семена замачивают до набухания. Посев в бороздки на глубину 3-5 см. В средней полосе желательно выращивать через рассаду, которую высаживают в открытый грунт в возрасте 25-30 дней, когда минует угроза заморозков. Растениям необходимы своевременные поливы, прополки, рыхления и подкормки....

Цена:
18 руб

Томат Черный русский, 0,05 г
Томат Черный русский, 0,05 г
Среднеспелый (110-115 дней от всходов до созревания), очень урожайный, высокорослый сорт. Для выращивния в открытом грунте и плёночных укрытиях. Растение индетерминантное. Плоды плоскоокруглой формы, ребристые, массой 170-250 г, очень вкусные, сладкие, салатного назначения. Окраска необычная, сверху плод черно-малиновый, снизу малиновый. Сорт достаточно устойчив к основным болезням томатов. Посев на рассаду в марте. Пикировка в фазе 1-2-х настоящих листьев. Посадка рассады - в середине мая под пленку, в начале июня - в открытый грунт. Возраст рассады - 60-65 дней (в фазе пяти-семи настоящих листьев). Схема посадки 60х50 см....

Цена:
22 руб

Тыква Лечебная, 10 шт.
Тыква Лечебная, 10 шт.
Cucurbita Раннеспелый (100-105 дией от всходов до плодоношения) сорт, столового назначения. Растение компактное, шроткоплетистое. Плоды округло-сплюснутые: слабосегментированные, светло-серой окраски, массой 3.0-5.5 кг. Кора тонкая, кожистая. Мякоть...

Цена:
12 руб

Томат Де Барао Оранжевый, 0,1 г
Томат Де Барао Оранжевый, 0,1 г
Позднеспелыи сорт. Растение индетерминантное, требует подвязки. Плод яйцевидной формы, гладкий, плотный, массой 65 г. Окраска зрелого плода насыщенно-оранжевая. Число гнезд 2-3. Вкусовые качества свежих плодов хорошие. Урожайность товарных плодов до 8,0...

Цена:
18 руб

Тыква Орешек, 2 г Семена от автора
Тыква Орешек, 2 г Семена от автора
Раннеспелый (92-100 дней после появления всходов) урожайный сорт. Растение средней мощности, среднеплетистое. Плод округлый, массой 1,9-3,8 кг, многосемянный, с ярко-оранжевой, тонкой, сладкой мякотью. Выращивается как рассадным способом, так и прямым посевом в грунт. Хорошо отзывается на внесение органических удобрений. Посев на рассаду в апреле, высадка рассады в грунт в мае-июне. Посев непосредственно в грунт в конце мая - начале июня. Глубина заделки 4-10 см, в зависимости от почвы. Схема посадки: 100х60 см. Собирают тыкву обязательно с плодоножками. Главное условие для успешного хранения – сухой воздух, проветриваемое помещение....

Цена:
25 руб

Огурец-корнишон Пучковое великолепие F1, 5 шт. Семена премиум класса
Огурец-корнишон Пучковое великолепие F1, 5 шт. Семена премиум класса
Cucumis sativus Скороспелый партенокарпический (самоопыляемый) пучковый корнишонный гибрид женского типа цветения для открытого грунта, тоннелей, весенних теплиц. Характеризуется обильным плодоношением в широком температурном диапазоне, активно плодоносит до глубокой осени. Светолюбивый, ветвление среднее или выше среднего; характерен 2-й тип саморегулирования ветвления (когда высокая нагрузка урожаем на главном стебле сдерживает интенсивное отрастание боковых побегов). В узлах формируется 3-7 завязей. Зеленцы бугорчатые, белошипые, ярко-зеленой окраски, длиной 8-11 см; вкусовые и засолочные качества высокие. Гибрид устойчив к мучнистой росе, оливковой пятнистости, вирусу обыкновенной огуречной мозаики, толерантен к ложной мучнистой росе. Сорт отлично переносит похолодания, поэтому особенно рекомендуется для выращивания в Северных районах, а также на участках, расположенных в низинах, где возможны резкие перепады температуры и холодные туманы....

Цена:
145 руб

Горох овощной Сахарный король, 7 г
Горох овощной Сахарный король, 7 г
Раннеспелый, сахарный сорт. Рекомендован для использования в свежем виде, кулинарии и для консервирования. Высота растений до 70 см. Бобы слабоизогнутые, длинные, широкие, без пергаментного слоя и волокна в створках. Вкусовые качества бобов и семян отличные. Прекрасное лакомство для детей и взрослых. Агротехника Посев в конце апреля. Глубина посева 2-3 см, сеют рядками 20-30 см. Норма высева семян 100-120 шт/м2 . После посева участок необходимо прикатать. Уход заключается в рыхлении, подкормках и поливе при засухе....

Цена:
15 руб

2008 Copyright © NaturalFlower.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования